Рубрика: Все о туризме

Тоскана. Дорога к Возрождению

>2008-07-05


Типичный пейзаж региона Кьянти. 

На северо-западе Италии, под самым отворотом ботфорта Апеннин лежат двадцать три тысячи квадратных километров земного рая — одна из двадцати областей страны, Тоскана. Только ленивый или тот, кто еще не побывал там, не произнес фразу «я тоскую по Тоскане», ведь человек, побывавший в раю и вынужденный его покинуть, неизбежно будет туда стремиться всю оставшуюся жизнь.

Столица Тосканы — колыбель Возрождения — Флоренция. Пейзажи и города Тосканы как будто (нет, действительно!) сошли с полотен Беноццо Гоццоли (Benozzo Gozzoli, 1420–1497) и Перуджино (Pietro Vannucci detto Perugino, между 1445 и 1452 — 1523), исторические ее центры — Сиена, Пиза, Сан-Джиминьяно, Лукка и Вольтерра почти сплошь внесены в Список всемирного наследия ЮНЕСКО, а от одних называний «Кьянти», «Монтепульчано» и «Монтальчино» пьянит так, что, казалось бы, и пробовать здешнее вино уже не нужно. Но нет, в Тоскане нужно пробовать все, ибо здесь работа найдется для всех ваших пяти — нет — шести чувств.

По Кьянти вверх и вниз

Отправляясь исследовать Италию, довольно скоро понимаешь, что в этой стране не получается быть туристом. Даже если находишься на Апеннинах недолго, скоро начинаешь здесь жить, а не гостить. Поэтому мы взяли напрокат машину и ехали по холмам Тосканы, стараясь ночевать в ее главных городах, останавливаться на обед в живописных поселениях и не забывать выходить, чтобы насладиться природой.

По пути из Флоренции в глубины Тосканы мы наткнулись на гигантские бутылки с Кьянти, стоящие в ограде очередной энотеки. С ними можно обниматься, не пригибаясь, как с любимым человеком, но это потом: сначала — отведать и купить вина с собой. Виноград сопровождает вас здесь везде, любых расцветок листьев — от салатового до цвета чистого изумруда. А где не растет виноград, простираются подсолнуховые поля, в которые рано или поздно надо выйти, чтобы для разнообразия пообниматься с подсолнухами, а не с Кьянти, — по пути в Сан-Джиминьяно.


Башня в Сан-Джиминьяно.

Безбашенный город башен

Продвигаясь по серпантинам и пережив качку, заставляющую вспомнить о море, мы приближаемся к Сан-Джиминьяно. Это поселение, как и почти все интересные места в Тоскане, было основано этрусками. Подобно многим другим городкам на горках, оно обнесен стеной-парапетом, и находясь там, на высоте, еще подумаешь — для защиты населенного пункта построена стена или для того, чтобы жители не падали в окрестные виноградники. Сан-Джиминьяно — город особый. Почти все башни в Италии, за исключением здешних, — соборные колокольни. В Сан-Джиминьяно каждое уважающее себя семейство строило башню как символ богатства и готовности защищаться. Так поступали не только тут, но в других городах ими, видимо, чаще приходилось пользоваться и они не дожили до наших дней. А в этом небольшом городе на данный момент башен сохранилось четырнадцать.

Заложенный в III веке до н.э., Сан-Джиминьяно в X веке появляется в хрониках с пояснением, что местечко названо так в честь второго архиепископа Модены святого Джеминьяна (St. Geminianus, род. ок. 396), прославившегося героической обороной города от полчищ гуннского полководца Аттилы. Кого только ни видели стены и башни города! В конце XII века его посетил Данте Алигьери (Dante Alighieri, 1265–1321)  в роли посла от флорентийских гвельфов к местным (италийские области долго терзало противоборство между двумя политическими группировками здешнего же, тосканского, происхождения — гвельфов и гибеллинов).

Веком позже здесь родилась будущая святая Фина (Серафина) (St. Fina, Seraphina), потрясшая своих сограждан стойкостью в борьбе с болезнью. В возрасте десяти лет ее поразил неизлечимый недуг, но Фина не сдавалась — шила одежду для бедных. Через пять лет ее разбил паралич, но святая только радовалась своему приближению в страданиях к Спасителю, и наконец вершиной ее мученической карьеры стало нападение крыс, которых она не могла отогнать.

Город долгое время процветал и был независимым, но в середине XV века эпидемия чумы ослабила его и заставила подчиниться Флоренции. Уже в XIX веке Сан-Джиминьяно открыли прародители современного туризма, и до сих пор под сенью четырнадцати башен проходит во много раз больше приезжих, чем местных жителей (последних немногим более семи тысяч).

Драматизм событий, связанных с Сан-Джиминьяно, забывается, когда смотришь на местные праздничные керамические изделия, на которых изображены подсолнухи, рыбы, маки и травы: кажется, краски готовы соскочить с блюд, горшков и ваз, чтобы отпечататься на сетчатке глаза навсегда.

Дух высокого вольтеррьянства

Но нам предстоит отправиться еще выше — в Вольтерру. Если ваша голова при подъеме все-таки закружилась (Вольтерра находится более чем в полукилометре над уровнем моря), то для начала садитесь на очередную стену-парапет и утешьтесь видом с горы: внизу уже желтеет, а не зеленеет, ведь в июле нивы уже сжаты. В городе царит настоящий культ этрусков (еще бы, здесь есть настоящая этрусская арка, которую приводят во всех путеводителях как классический образец доримского приспособления для прохода через стены) и — алебастра, добываемого в горе. Алебастровые прозрачные лампы, сувенирные джинсы и сорочки, кружева, доски для резки сыра, подсвечники, пепельницы, вазы…. Как и во многих других городах Тосканы, в Вольтерре есть музей пыток (Museo della Tortura) — видимо, для контраста с радостной природой и городским пейзажем.


Вид на окрестности Вольтерры с городской стены.

Политическая история Вольтерры также была бурной. Заложенное еще в неолитические времена поселение пережило и этрусков, и римлян (с тех времен сохранился амфитеатр), побывало резиденцией епископа и постоянно оставалось предметом интереса флорентийцев, всё время ее завоевывавших. Но в 1530 году Флорентийская республика даже формально прекратила свое существование, и Вольтерра, как и большая часть нынешней Тосканы, подпала под власть семейства Медичи. Медичи для верности выстроили себе под Вольтеррой Виллу ди Спедалетто, но, пожалуй, еще интереснее этрусские гробницы, которые обнаружили в окрестностях города. На археологические находки Вольтерры (среди них тысячи архаических и эллинистических урн) можно полюбоваться в здешнем этрусском Музее Гварначчи.

Сиена: слоны, утки и другие звери

Есть в Тоскане город, в который безоглядно влюблены многие. Столица одноименной провинции Сиена, тоже некогда основанная этрусками, с ее горками, узкими улочками и невероятно стильными бутиками, наполненных манекенами в ярких галстуках, знаменита больше всего соперничеством своих контрад. Контрады — это исторические районы, названные в честь животных и соревнующиеся друг с другом в традиционной конной гонке-драке палио на центральной площади города, во время которой необходимо отнять у соперника знамя. После того как представители контрады слона выкрали уток — «тотем» контрады утки — и на центральной площади вырвали из них, живых, крылья, судьба на сорок лет отвернулась от «слонов». Слоны не выигрывали знамя и чувствовали себя униженными вплоть до 2005 года, когда проклятие за глупость и жестокость как будто было снято с них. Все горожане плакали и смеялись.

По ночам в Сиене бьют барабаны, факир глотает огонь, в фонтане на площади живой голубь пьет воду из пасти каменной волчицы (той самой, что выкормила Ромула и Рема), а сама площадь устроена в форме раковины. Невероятно узкие улочки вьются ужами, поднимаются и опускаются, на стенах красуются непонятные чугунные кольца на уровне головы, а машины припаркованы так, будто их спустили на пятачки-пригорки при помощи вертолета.

Сиена — очень модный город. Концентрация итальянских яппи в элегантных костюмах, рассекающих по улицам-колодцам на мотоциклах, несравнима с другими городами Тосканы. А в толстых стенах средневекового здания скромно прячется лучшая мясная лавка в обитаемой вселенной, где можно отведать колбасу мортаделла (с оливками), унести с собой строганину из дикого черного вепря, купить сушеных белых грибов и, конечно, маслин.

Во глубине каменных лабиринтов контрады дракона прячется Fontanina del Drago — Драконий фонтан. Это крестильный фонтан, но, как ни странно, не церковный. В 1947 году этот искусственный водоем сделали «крестильней» для младенцев: окуная детей в воду, их как бы посвящают в коммуну.


Мозаика на полу Сиенского собора. По преданию, Сиена была основана сыновьями Рема, племянниками Ромула Асцием и Сением. Ромул заложил Рим, а убитый им Рем успел дать жизнь паре близнецов. Несмотря на то, что Капитолийская волчица умерла, так и не увидев молочных внуков, она стала официальным символом Сиены. Но на самом деле город возник в раннем Средневековье. Фото автора

Сиенский Дуомо («купол» — как зовутся многие итальянские соборы) появился здесь в XII веке и был задуман как самый большой собор христианского мира: Сиена стремилась доказать свое превосходство над Флоренцией и другими соперниками. Но в 1348 году Сиену поразила эпидемия чумы, а потом разразился политический кризис, и на такой масштабный проект не хватило ресурсов. В 1357 году работы были остановлены. Потому основная ось здания с тех пор так и идет с севера на юг, что для христианских соборов не характерно. Направление запад-восток не смогли возвести, но горожане не стали сносить недостроенные части.

Собор знаменит выложенным на полу лабиринтом — по нему ищущий Света прихожанин должен проползти на коленях (если, конечно, ему удастся это сделать среди толп туристов). Полосатостью колонн Дуомо напоминает знаменитую мечеть в Кордове, а высоко-высоко, под сводом, — бюсты почти всех Пап. На стенах фрески Доминико Гирландайо (Domenico Ghirlandaio, 1449–1494), а на полу изображены животные — символы тосканских городов, Гермес Трисмегист и дельфийская сивилла.

Уже за чертой города стоит еще один мощный замок Медичи, в подземелье там устроена энотека, можно выпить кофе в идеальном кафе под деревом и полюбоваться на твердыню — одну из многих медицейских крепостей, которыми они, словно обивку мебельными гвоздиками, прибили территории Тосканы к своей вотчине — Флоренции.

Притяжение земли

А вот кто основал Пизу, историки не знают до сих пор. За честь считаться первыми поселенцами в лагуне, образуемой слиянием рек Арно и еще одной, до наших дней не сохранившейся, впадавших здесь в Лигурийское море, спорили пеласги, этруски, греки и, собственно, лигурийцы.

Пиза — апофеоз несоответствия города и знаменитого храмового комплекса. Город, кажущийся крайне несимпатичным и прозаическим, вдруг выносил эти три жемчужины чистейшего белого цвета, на непонятно откуда взявшемся обнесенном средневековой стеной зеленом поле Пьяцца деи Мираколи («Площадь чудес»). Площадь назвал так поэт Габриеле д’Аннунцио (Gabriele d’Annunzio, 1863–1938); настоящее название у нее более прозаичное — просто Пьяцца дель Дуомо (Piazza dell Duomo). Если бы собор (XI века), баптистерий (крупнейший в Италии; середина XII века) и колокольня (а правильнее — кампанилья — так называются отдельно стоящие колокольни; конец XII века) даже и не падали, все втроем, они бы все равно были прекрасны. Склонность строений на Площади чудес к падению объясняется слабым грунтом, на котором их заложили. Пожалуй, не меньше башни способен покорить человека пизанский баптистерий, похожий то ли на шлем богатыря, загнанного в землю ударом палицы, то ли на белый гриб. Или на собор, который только-только проклюнулся, и еще вырастет — какие его годы?


Баптистерий на Площади Чудес в Пизе. Фото автора

А над рекой Арно по пути к комплексу стоит небольшой готический храм Тернового венца (Santa Maria della Spina; начало XIII века) и беспощадно впивается остриями своих шипов в воздух. Почему-то мурашки по спине.

По дороге

Если вам позволит время — заскочите в монастырь Кольтибуоно на высоком холме. Это очередной образчик всеядности талантов итальянцев, даже в монашеских рясах. Монастырь Бадья а Кольтибуоно (Badia a Coltibuono) находится в самом сердце провинции Кьянти, ибо, как мне показалось, сердце в провинции Кьянти везде, и везде в жилах его течет красное вино. Монахи-бенедиктинцы построили свой бастион в Кольтибуоно веке в девятом, и когда думаешь о том, что успело набушевать в окрестностях за прошедшие девять столетий, еще больше уважаешь этих отшельников, покровитель которых, святой Лаврентий, с черепом в левой руке и с белой лилией в правой, осеняет обитель. В пустынной церкви монастыря настигает запах лилий. Свечи толстые, белые и тоже лилейные. Уединенно и можно погрузиться в мысли о вечном. Прохлада. А где-то внутри стен живут те, кто, помимо подвигов схимы, организовали производство меда, вина, оливкового масла и сувениров из древесины оливы с удивительным теплым запахом.

Разъезжая дорогами Тосканы, заезжайте пообедать в Радду — очередной город на горке, где вы еще раз убедитесь в том, что в Италии произведением искусства является все, даже моцарелла с помидорами. Не забудьте заглянуть и в Лукку — город с крепостной стеной и земляным валом. Это там стоит знаменитая башня, на вершине которой растут деревья. Прямо из стен домов на вас будут смотреть мадонны, а римский амфитеатр давно стал в Лукке главной площадью города. тоит позволить себе заложить небольшой крюк и заехать на Понте Диаболо — Дьявольский мост невероятной красоты и крутизны, при отражении в воде достраивающий полукруги своих арок до идеальной окружности.

Напоследок — два слова о пейзажах. Почему-то я все время представляла на этих дорогах посреди зелени, гор, подсолнухов, винограда, рощ и каменных строений то суровых римских легионеров, то кондотьеров, то Чезаре Борджиа с Леонардо да Винчи в обозе, то Медичи, объединяющих Тоскану… а то и загадочно улыбающихся, как на статуэтках, этрусков. Об итальянской дороге я мечтала не меньше, чем об итальянских городах, городках и деревушках, и мы ее получили сполна, взобравшись на изрядное количество тосканских гор, спустившись накатом с не меньшего их количества и просвистев сквозь них туннелями. Отправляйтесь и вы.

Динара Дубровская, 05.07.2008
Фото автора
«Вокруг Света»

Бутик-отели: семь чудес отдыха

>2009-08-12

Мир моды и гостиничная индустрия просто обязаны были встретиться: одни устремления, одни интересы, одна общая страсть – «чтобы было красиво». За последнее десятилетие в мире открылось около десятка дизайнерских отелей — комплексов, внутреннюю отделку которых целиком и полностью создавали ведущие короли и королевы мировых подиумов.

Первой моду на строительство собственного отеля ввела итальянский модельер Донателла Версаче (Donatella Versace), в 2000 году открывшая по тем временамультраэксклюзивный ’Palazzo Versace’ (Main Beach Queensland 4217) на солнечном побережье Австралии. Шикарная гостиница, украшенная китчевой позолотой и головами Медузы — бессменными символами дизайнерского дома, быстро стала приносить доход и превратилась в лидера рынка, продемонстрировав отличный пример конкурентам. Следом за Versace свои отели стали открывать и другие известные модельеры — Ральф Лорен (Ralph Lauren), Оскар де ла Рента (Oscar de la Renta), Кристиан Лакруа (Christian Lacroix) , Джорджио Армани (Giorgio Armani), наконец, семейство Миссони (Missoni).

1. Palazzo Versace

В Париже завершилась неделя моды

>2011-03-11

Завершилась Парижская неделя моды. В ее рамках свои модели представили Alexander McQueen, Jean Paul Gaultier, Louis Vuitton, Valentin Yudashkin. Одним из самых ярких ее событий стал показ коллекции Karl Lagerfeld для Chanel. В своей осенне-зимней коллекции дизайнер остался верным классическому стилю модного дома. На дефиле присутствовала певица Лили Аллен, которая собирается выйти замуж в платье от Lagerfeld. Рядом с ней также можно было заметить певиц Флоренс Уэлч и Кейни Вест, а также актрису Эмму Робертс.


» />

» />

» />

» />

» />

» />

» />

» />

» />

» />

(c) AP Photo

Малайзия

>2010-09-13

Малайские острова — рай для любителей экзотики и прогулок по джунглям.

Центральную часть карты Малайзии занимает голубая дыра Южно-Китайского моря: страна похожа на пазл, собранный только по краям. Верхний левый угол — это Малайский полуостров (минус его оконечность, отжатая Сингапуром), а также несколько островов разного калибра, правый нижний угол — это северная часть гигантского острова Борнео, который Малайзия делит с Индонезией. Культурной гомогенности тоже не наблюдается: этнические малайцы составляют чуть больше половины населения, четверть — это китайцы, примерно одна десятая — индусы, остальные — все кто угодно, вплоть до морских цыган баджо.


Для путешественника Малайзия — отличный способ опробовать сразу все, за что обычно любят Юго-Восточную Азию, причем в щадящем режиме, без экстремизма. Столица — Куала-Лумпур — это классический мегаполис периода «азиатского экономического чуда», где небоскребы и монорельс успешно соседствуют с шумными китайским и индийским кварталами.


В горах Кэмерон-Хайлендс процветает культ английской колониальной культуры, даже телефонные будки здесь красные, как в Лондоне. В Малаккском проливе хватает идиллических островов с образцово-показательными пляжами, и есть острова покрупнее, вроде Лангкави и Пенанга, на которых можно занять себя изучением флоры, фауны, геологии и культурологии; ну и плюс качественные джунгли, буддийские храмы, тайская, индийская, индонезийская и филиппинская кухни, ночная жизнь, крепкая государственность с драконовыми законами (некоторых хулиганов, как известно, это возбуждает) и местные жители, хорошо воспитанные, но не страдающие излишней сервильностью.


Государственная религия Малайзии, ислам, радоваться жизни нисколько не мешает: бары Куала-Лумпура исправно гудят до глубокой ночи, с алкоголем все в порядке, а свинины, если кому надо, всегда можно поесть у китайцев.

о. Лангкави
Название «Лангкави» у большинства ассоциируется с красивой и дорогой курортной жизнью, но парадокс в том, что остров-то бедный. То есть райские кущи в наличии — природа и пляжи на острове в самом деле редкой красоты, и дорогие-богатые курорты тоже имеются. Но местные жители и единственный на острове город Куа впечатление производят довольно унылое. Бедность эта не просто так, а во искупление. По легенде, остров прокляла некая девица Махсури, которую ошибочно обвинили в прелюбодеянии и предали казни. Перед смертью девица пожелала, чтобы остров не знал довольства и процветания семь поколений. Когда солдат пронзил грудь Махсури кинжалом, из раны потекла белая кровь, и островитяне осознали, что девушка невиновна. Но было уже поздно — проклятие работает, на острове не строят высоких домов, одеваются крайне скромно и на глаза туристам стараются лишний раз не попадаться.


Зато благодаря этой смиренной бедности природа острова сохранилась в лучшем виде, и как раз за этой природной щедростью сюда и стоит ехать.

Флагманским курортом на Лангкави считается Four Seasons, но есть и несколько курортов поскромнее. Развлечения на острове в основном связаны с созерцанием природы. Это может быть лодочная прогулка по мангровому лесу с обедом в одном из ресторанов на сваях — тут же в садках выращивают морскую живность, и в ожидании обеда можно, например, покормить ската или понаблюдать за ногастыми крабами. Еще одна опция — круиз по бухте Танджунг-Рху для желающих полюбоваться карстовыми скалами, расставленными на поверхности воды, как гигантские фигуры на шахматной доске. Можно подняться по канатной дороге на гору Мат-Чинчанг, чтобы там сунуть голову в облако и окинуть затуманенным взором Андаманское море. Прекрасная вылазка на целый день — объехать на моторке несколько окрестных островков, не пропустив остров Даянг-Бунтинг, он же остров Беременной женщины. Очертаниями остров в самом деле напоминает лежащую даму на сносях, но самое прекрасное здесь — круглое пресное озеро прямо в сердцевине острова. Говорят, озеро образовалось, когда рухнул свод гигантской пещеры: зловеще гладкое, с темной водой, оно напоминает омут — кажется, если нырнуть слишком глубоко, будешь иметь дело с обитателями земных недр.


Как бы вы ни проводили дни, в последний вечер на Лангкави надо поужинать в ресторане Barn Thai Langkawi. Павильон мастерски вписан в самую гущу мангровых зарослей, от берега реки до него нужно идти полкилометра по деревянному настилу, слегка пугаясь звуков оживающих к ночи джунглей.


о. Пенанг
Пенанг — остров, очертаниями напоминающий черепаху — это, в отличие от Лангкави, богатый и благополучный штат, мечтающий о славе нового Сингапура. Помимо курортов вдоль Бату-Ференги (что в переводе означает «мыс чужеземцев») самое интересное место на острове — столица, Джорджтаун. Раззолоченные китайские храмы, цветные колониальные особняки, английский форт — вся история Пенанга уложена здесь аккуратными штабелями и внесена в списки ЮНЕСКО, чтобы вошедшие во вкус богатые китайцы не снесли чего ценного.


Если нет настроения бегать по экскурсиям, в Джорджтауне можно ограничиться осмотром дома богатого промышленника Чон Фатт Це, легендарного Голубого особняка. В любом случае годы спустя, когда хаотичная застройка Пенанга сотрется из памяти, этот волшебный дом в ней наверняка застрянет. Здесь, в частности, снимали некоторые сцены фильма «Индокитай» с Катрин Денев, но даже не это в нем важно. У Голубого особняка душа и флер красиво стареющей аристократки: она любит, чтобы свет падал под выгодными углами, а любимые безделушки, привезенные из разных уголков мира, стояли на виду. Снаружи особняк выкрашен в вызывающий по китайским меркам ярко-синий цвет, но внутри — сплошь деликатные тона, фэн-шуй и мебель тончайшей работы. Что самое ценное — в особняке можно пожить, так как часть его отдана под гостиницу.


Вокруг Пенанга имеется несколько прелюбопытных островов. Один из них — Джереджак, или, как его еще ласково называют, малайский Алькатрац. Сейчас на острове завели экологический курорт, но вообще-то он всю жизнь служил то тюрьмой, то каторгой, то карантинным центром, то лепрозорием. Зловещий дух на острове последовательно изводят, но история от этого менее мрачной не становится. Среди прочих проклятых мест — русское кладбище, где похоронены моряки, погибшие в Первую мировую при крушении крейсера «Жемчуг».

Виза

Не требуется


Билет

Из Гонконга и Сингапура есть рейсы прямо на острова у бюджетных компаний вроде Air Asia (www.airasia.com). Если хотите прилететь в Куала-Лумпур, лучше выбрать Emirates (www.emirates.com) через Дубай.


Гостиницы

Four Seasons Langkawi

Просто лучший отель на острове. От $640, www.fourseasons.com/langkawi


Eastern&Oriental Hotel

Колониальный особняк с видом на гавань Джорджтауна. От $180, www.penang-hotels.com


Ксения Наумова, Time Out Москва №36 / 13 — 19 сентября 2010 г

Отель — самолет

>2011-03-04

Если у тебя есть старый Boeing и клочок земли в какой-нибудь тропической стране, ты можешь объединить эти бренды и открыть свой отель. Впрочем, до тебя это уже придумали парни с Боингом и хорошей фантазией из Коста-Рики.

Недалеко от курорта Куэпос в Коста-Рике есть отель «Costa Verde». Раньше этот 727ой Боинг 1965 года выпуска обслуживал рейсы авиакомпаний «South Africa Air» и «Avianca Airlines». Создатели отеля поставили списанный самолет на 15-метровый пьедестал и теперь, очевидно, очень им гордятся.

» />
» />
Июль 23, 2016 admin Все о туризме Нет коммент. »

Октоберфест 2010

>2010-09-20

В субботу 18 сентября с открытием первого бочонка и возгласом мэра Мюнхена Кристиана Удэ «O’zapft is!» начался Октоберфест 2010. В этом году Октоберфест особенный, юбилейный — его отмечают уже 200 лет. Правда из-за войны и вспышки холеры несколько лет были упущены, поэтому формально это лишь 177-й Октоберфест. Но все равно нет повода не выпить! В 1810 году 12 октября состоялось бракосочетание баварского наследного принца Людвига с принцессой Терезой Саксен-Хильдбюргхаузен. Жителей Мюнхена пригласили принять участие в торжествах, которые проводились в течение пяти дней на поле перед городскими воротами. Так и началась эта славная традиция. В этом году праздник будет работать до 4 октября 2010 года. Давайте посмотрим фотографии с первого уикенда Октоберфеста 2010.

» />
» />
» />
» />
» />

» />
Июль 22, 2016 admin Все о туризме Нет коммент. »

Увидеть Париж и выжить

>2009-09-01

Как удешевить поездку в самую романтичную столицу мира

Июль 20, 2016 admin Все о туризме Нет коммент. »

Ловкость ног и никакого зверства!

>2010-07-05

Июль 16, 2016 admin Все о туризме Нет коммент. »

Острова Пхи-Пхи

>2009-11-08

На Пхи-Пхи я первый раз «живьем» увидел акул, аж восемь штук сразу. Плавники сначала походили на куски рубероида, а потом сверкнули на солнце и стали выглядеть парой опасных кинжалов. Женщины с готовностью вскрикнули от ужаса.

Острова Пхи-Пхи, если смотреть по карте, – маленькие монеты, небрежно брошенные в Индийский океан. На самом деле их расположение продумано: эти заставленные тропическими красотами кусочки суши отнесены на безопасное расстояние от переполненного курортного города Пхукет (около 40 километров и два часа пути).

Вода там соленая, а волны – сильные. И поскольку лодки у местных капитанов весьма примитивны, путешествие, скорее всего, покажется утомительным. Пока мы всей компанией добирались до островов, за борт успел выпасть мужчина, представившийся директором туристического бюро Дублина. «Простите, – сообщил хозяин судна, – лодка маломощная, не справляется. Да и волны…»

На Пхи-Пхи стоит приехать хотя бы на несколько дней, а не с краткосрочной экскурсией. Нет, кстати, смысла долго топтаться на берегу – местные пейзажи удобнее рассматривать, сидя в лодке или плавая в прозрачной, не меньше +30ºС, воде.

Еда в чужой стране всегда предмет неугасающего интереса туристов. На островах обязательно попробуйте «ми кроп» – обжаренные макароны с кисло-сладким соусом и «пла ту» – отварную скумбрию, нашпигованную ароматными травами.

А поев, не рассиживайтесь – нанимайте лодку и отправляйтесь разглядывать бухты. В одной из них (Maya Bay) снимали фильм «Пляж» с ДиКаприо и Тильдой Суинтон. В другой (Yong Kasem bay) обезьяны встречают приплывших, словно после долгой разлуки: лезут обниматься и с плохо скрываемым восторгом хватают за шорты.

На Пхи-Пхи интересно не только то, что «сверху», но и то, что «под». Местное дно заставлено достопримечательностями, как Третьяковская галерея картинами художников. Доступны эти сокровища только дайверам, но ради всех красот стоит пройти обучение подводному плаванию, хотя бы основное. И вот ради чего…

Скалы Hin Dot на глубине около трех десятков метров похожи на таинственные башни старинного замка. Вокруг снуют рыбы, красуясь разнообразием расцветок и размеров…

Недалеко от берега торчит под водой и Mushroom Rock, еще одна скала – гигантский каменный гриб.

Стоит забраться и в 90-метровый японский лайнер King Cruiser, затонувший недалеко от берега еще в 1997-м. В каютах и машинном отделении копошатся крабы, а на капитанском мостике возвышается поросший водорослями штурвал…

В общем, Пхи-Пхи – островной рай со смешными жителями, нежным морем и видами, от которых не хватает сил отвернуться. Особенно когда уезжаешь…

Антон Зоркин

«Стрижи» в подмосковной Кубинке.

>2011-04-18

Пишет фотоблоггер Дмитрий Терновский ternovskiy:

5 апреля исполнилось 20 лет известной пилотажной группе «Русские витязи». В честь этого события в подмосковной Кубинке устроили день открытых дверей и показательные полеты юбиляров и их коллег – пилотажной группы «Стрижи».

» />

» />

» />

» />

» />

» />

» />

» />

http://ternovskiy.livejournal.com/