Рубрика: Все о туризме

Ночной Нью-Йорк с высоты птичьего полета

>2010-03-15

Фотограф Джейсон Хоукс (Jason Hawkes) фотографирует ночные города с высоты птичьего полета. Сегодня мы предлагаем вам посмотреть его фотографии Нью-Йорка, снятого после заката солнца.

» />

» />

Июнь 4, 2016 admin Все о туризме Нет коммент. »

Отель Cosmopolitan в Лас Вегасе

>2011-04-10

Rockwell Group приняли участие в дизайне интерьеров отеля The Cosmopolitan в Лас Вегасе. Дизайнеры спроектировали 3000 номеров, кроме того бары, рестораны, спа и, конечно, лобби.

» />

» />

Июнь 3, 2016 admin Все о туризме Нет коммент. »

Коала. Хозяева эвкалиптов.

>2010-09-25

Почти всю жизнь коала проводит на вершине эвкалиптового дерева, питаясь жесткими, как картон, ядовитыми листьями. Как в басне: и стол, и дом.

» />
Значительную часть нынешней Австралии тогда покрывали древние эвкалиптовые леса. Коала занял нишу потребителя этой весьма специфической пищи. В листьях эвкалипта содержатся ядовитые вещества, в том числе синильная кислота, даже небольшое их количество способно убить овцу или корову. (В чем не раз с грустью убеждались первые переселенцы.)

Коала же чудесным образом приспособился к этой убийственной диете. Во-первых, его желудочно-кишечный тракт успешно нейтрализует токсины. Во-вторых, позволяет извлекать все ценное, что содержится в такой низкокалорийной пище, как эвкалиптовые листья. Помогает развитая слепая кишка, достигающая у взрослых животных 2 метров. Особые ферменты этого отдела кишечника эффективно переваривают клетчатку, а замедленный обмен веществ, свойственный зверькам, позволяет пище долго удерживаться в организме – до тех пор, пока от нее не будет получен максимум энергии.

И все же, несмотря на всю эволюционную приспособленность животного, эвкалиптовые листья дают ему не более 25% питательных веществ. Три четверти съеденного коала пережевывает без всякой пользы для себя. Чтобы быть активным на протяжении хотя бы 2–6 часов в сутки, приходится съедать от 500 г до 1 кг листьев. Немного? Но это приблизительно десятая часть собственного веса животного. Соотнесите это с собственным весом и вы поймете: жует коала усердно… И делает это ночью. В прохладное время суток организм теряет меньше драгоценной влаги и энергии.

К чему еще коала превосходно адаптировался – так это к жизни на деревьях. Грушевидное тело (стало быть, низкий центр тяжести), каждый палец (за исключением больших пальцев задних лап) снабжен мощным острым когтем, который глубоко вонзается в дерево. На передних лапах два пальца противостоят трем (как у человека большой палец противостоит четырем), это позволяет крепко обхватывать ветви. Густой мех защищает и от холода, и от жары, и от дождя. Мех – от светло-серого до почти коричневого – с белыми пятнами на груди, шее, ногах и ушах. Самцов можно отличить по «ароматной железе» на груди.

Брачный сезон – время наибольшей активности. Он начинается в конце августа и длится до февраля. В эти месяцы у безобидных животных случаются схватки за самок и за территорию. А подросшая молодежь покидает матерей и ищет участок леса, который должен стать домом. Увы, это время повышенной смертности: приходится подолгу передвигаться по земле, а спустившийся с дерева коала особенно уязвим. Самка достигает половой зрелости к 3–4 годам и может беременеть каждый год, однако в природе приносит потомство раз в 2–3 года в зависимости от возраста и среды обитания. Самки живут несколько дольше самцов – в среднем 12 лет. Это означает, что каждой суждено принести 5–6 пометов. Беременность длится всего 35 дней, после чего крохотный слепой детеныш весом меньше 1 г и длиной 2 см совершает первое в своей жизни путешествие – к материнской сумке. Добравшись туда, он припадает к одному из двух сосков. Детеныш абсолютно беспомощен, не может самостоятельно сосать, поэтому сосок, раздуваясь, фиксируется у него во рту, а молоко впрыскивается сокращениями материнских мышц.

Кстати, сумка расположена на животе матери «вверх дном», а чтобы малыш не вывалился, снабжена мощной мускульной «застежкой». Это донашивание детеныша в сумке длится 6–7 месяцев. Все это время маленький коала питается исключительно молоком и «дозревает»: у него развиваются органы слуха, он покрывается мехом, наконец, у него прорезываются глаза.

Материнского молока детенышу уже не хватает, а жевать эвкалиптовые листья пока рано – в его кишечнике отсутствуют необходимые бактерии. Эту специализированную микрофлору маленький коала получает с экскрементами матери. В это время их состав резко меняется, становясь, по сути, частично переваренной пищей – источником белка и влаги для детеныша. А то, что сумка «перевернута», даже удобнее: малыш получает немолочную пищу, не покидая своего убежища.

Становясь готовым к «взрослой» еде, молодой коала все чаще выбирается из сумки. В конце концов он начинает путешествовать – сначала на спине матери. Годовалый коала, который уже не помещается в сумке, время от времени подкрепляется молоком из вытянувшегося материнского соска. Если самка через год не забеременеет вновь, он на некоторое время остается при ней, и это существенно повышает шансы на выживание.

Коала – одиночки, но их индивидуальные территории граничат друг с другом. Личный участок они регулярно обходят, делая когтями пометки на деревьях, а самцы еще и метят их пахучим веществом из железы на груди.

Чтобы не умереть от голода, каждому зверьку необходимы несколько «пищевых» эвкалиптов. Они и будут его кормить. Выбирать приходится придирчиво: из 600 разновидностей австралийских эвкалиптов для питания коала пригодны лишь несколько десятков. Но и среди них не всякое дерево устроит пушистого привереду.

Июнь 2, 2016 admin Все о туризме Нет коммент. »

Стамбул. Перекресток цивилизаций

>2009-02-01

Мост — известная аллегория. Он соединяет, объединяет, помогает общаться, торговать и дружить. Но настоящий город-мост в мире пожалуй что один. Это Стамбул, уникальное место, где географически встречаются Европа и Азия. Но не только — здесь на протяжении многих исторических эпох сталкивались античная и варварская культуры, христианская и мусульманская цивилизации, Запад и Восток… Впрочем, слово «сталкивались» относится только к прошлому. Сейчас точнее говорить о том, что они встречались на этой земле, по-своему обогащая ее и делая Стамбул единственным и неповторимым.

В поисках Константинополя

Наверное, каждый третий россиянин успел побывать на турецком побережье, но при этом далеко не каждый выделил хотя бы день на посещение Стамбула. Большинство людей представляют себе этот древний город полностью состоящим из восточных базаров, наполненных недорогой турецкой одеждой, забывая при этом о богатой христианской истории бывшего Константинополя. А ведь поиски остатков столицы Восточной Римской империи могут превратить посещение Стамбула в увлекательное путешествие.

Софийский собор

Собор Святой Софии (сейчас мечеть Айя-София) имеет яркую историю. Построенный византийским правителем Юстинианом храм возводился легендарными зодчими Исидором Милетским и Анфимием из Тралл. Надо сказать, что постройка храма в итоге влетела Юстиниану в копеечку, т. е. обошлась в три годовых дохода Византийской империи. Считается, что именно здесь произошел раскол между православной и католической церквями, когда в 1054 году на алтаре во время богослужения легатом папы римского кардиналом Гумбертом константинопольскому патриарху Михаилу Керулларию была вручена отлучительная грамота.

Именно здесь до 1204 года хранилась знаменитая Туринская плащаница, пока не была украдена крестоносцами. Интерьер собора и сегодня поражает убранством, великолепные мозаики с изображениями Иисуса Христа и Девы Марии сохранились благодаря толстому слою штукатурки, покрывавшему стены здания. Популярна не только среди местных жителей, но и туристов покрытая медью «плачущая колонна». По поверью, стоит только положить руку в отверстие и, ощутив влагу, загадать желание, оно обязательно сбудется.

Ипподром

Сразу за Софийским собором расположена площадь Султанахмет. Император Константин Великий в IV веке создал здесь второй по величине (после Римского) ипподром. В византийские времена здесь устраивались конные состязания, проводились спортивные игры и бои гладиаторов, устраивались пышные празднества, велись политические дебаты.

Со временем ипподром стал культурным центром, где устанавливались памятники и барельефы. Некоторые из этих античных шедевров дожили и до наших дней. Самым старым памятником ипподрома по праву считается Египетский обелиск, возраст которого около 3500 лет. Эта колонна была доставлена сюда из Египта по указанию императора Теодориуса I из храма Амона-Ра в Карнаке.

Наибольшей популярностью на площади Султанахмет пользуется змеевидная колонна. Константин Великий в 326 году приказал доставить сюда колонну из дельфийского святилища Аполлона в Греции. Колонна символизировала победу греческих городов-государств над персами при Платеях в 479 года до н. э. Считается, что эта колонна была отлита из бронзовых щитов павших персов. Экспозицию ипподрома завершает третья Ажурная колонна императора Константина VII, установленная им в память о своем деде Василисе I. В наши дни она часто выступает в качестве туристического аттракциона, когда за небольшую плату турецкие дети мгновенно забираются на самую вершину.
 

Цистерна Базилика

В византийский период жители Константинополя, боясь оказаться в осадном положении, что случалось неоднократно, строили хранилища воды. Каждый из таких подземных резервуаров (цистерн) снабжал население города питьевой водой, поступавшей по системе акведуков с гор. Позже, в период османского владычества, водохранилища были заброшены и попросту забыты.

Некоторые цистерны обнаруживают при перестройке домов и до сих пор. Например, одна из них была найдена после того, как один из местных жителей признался, что ловит рыбу прямо через дырку в полу собственного дома. Цистерна Базилика (или подземная галерея Еребатан) — одно из наиболее интересных водохранилищ. Своды этого подземелья поддерживают десятки колонн, привезенных сюда из самых разных античных храмов. Гулкое эхо, темные коридоры, капающая вода производят сильное впечатление. А барельеф с изображением головы медузы Горгоны, видно, наводил мистический ужас на самих строителей и в отместку был установлен верх ногами.

Блистательная Порта

Во времена своего могущества турецкая империя держала в страхе врагов и заставляла прислушиваться к себе ведущие европейские державы. Дружбы с турецким султаном искали такие разные страны, как Франция, Англия, Австрия и Россия… А если дружба не получалась — воевали, и успех совсем не всегда был на стороне европейцев. Памятники Стамбула времен Османской империи остаются в числе самых интересных и посещаемых туристами.

Наследство султана

Дворцовый комплекс Топкапи (переводится как «Дом наслаждений» или «Обитель удовольствий») был построен на том же самом возвышении, где до падения Константинополя стоял дворец византийских императоров. Восточную Римскую империю часто обвиняли в непозволительной роскоши и разврате. Дворец базилевсов мусульмане снесли полностью, чтобы уничтожить эту недобрую память. Уцелела только церковь Св. Ирины: единственная из константинопольских церквей, она не была переделана в мечеть, а использовалась как склад. Сейчас в Ирининской церкви небольшой концертный зал. Впрочем, само место понравилось и новым правителям города: на вершине утеса дует ветерок, поэтому прохладно, а грубые запахи остаются внизу.

Внешне султанский дворец красотой не поражает, самые старые здания, в которых сейчас демонстрируются мусульманские святыни, — обыкновенные «коробки». Красота, как это часто бывает, внутри — это более поздние павильоны, построенные в османском стиле. Многих экскурсантов особенно интригует мраморная беседка под названием «Дом обрезания». Зная это, гиды подробно объясняют, почему для мусульманина, в отличие от иудея, принципиально важно делать обрезание не в младенчестве, а в сознательном возрасте, как эта процедура происходила в древности и как делается сейчас.

Но самое интересное — это, разумеется, гарем. Считается, что султаны были суровы, а их жены несчастны. Это, конечно, не совсем так — история знает нескольких авторитетных султанш, которые из-за крепких стен управляли не только мужем или сыном, но и всей страной. Впрочем, также можно вспомнить и множество историй о несчастной любви гаремной жены… С такими, и правда, обходились по всей строгости: душили шелковым шнурком или сбрасывали прямо в Босфор.

Культурная столица Европы

В 2010 году оценить все красоты и возможности города смогут как минимум десять миллионов туристов — именно столько гостей ждет Стамбул, который Европейский союз объявил культурной столицей континента.

Идея объявлять один или несколько городов культурными столицами принадлежит греческому министру культуры Мелине Меркури. Суть идеи очень проста: выбирается место, которое уже достаточно известно, и этому месту выделяются деньги из общеевропейского и государственного бюджетов. Но эти деньги город не может потратить только на восстановление исторических памятников, даже наоборот — в течение всего года должны происходить какие-то события, проводиться фестивали, конкурсы и концерты, причем самые разнообразные… Одним словом, любой человек, который интересуется культурой в самом широком понимании этого слова, должен найти что-то для себя в культурной столице.

Первыми такой чести удостоились греческие Афины в 1985 году. Позже среди культурных столиц оказывались и города-«гиганты», такие как Париж или Амстердам, и маленькие Веймар и Корк; главное, чтобы городу было что вспомнить и что предложить гостям. В 2000 году чести быть культурной столицей Европы удостоились целых девять городов: Авиньон, Берген, Болонья, Брюссель, Хельсинки, Краков, Прага, Рейкьявик и Сантьяго-де-Компостела. Культурные столицы 2009 года — Вильнюс и австрийский Линц, именно у них перехватит эстафетную палочку Стамбул.
 
Подготовительные мероприятия идут уже сейчас. Объявлено о масштабных проектах подготовки культурных центров, планах по организации выставок, концертов и даже спортивных соревнований. Обещают, что скучно никому не будет. Скоро проверим!

Автор статьи: Петр Андрианов

Журнал ВОЯЖ, февраль 2009

10 вещей, которые надо сделать в Ереване

>2010-06-25

01. Для начала сесть и выпить кофе. Так, как в Армении, его не делают нигде; оттяпать Арарат Турция, может, и смогла, но из напитка, именуемого «кофе по-турецки», у турок в турке выходит маловнятная бурда, армяне же извлекают из своей джезвы густую, пряную, неприторную и восхитительную в целом жидкость. Лучшее место для кофепития — кафе «Джаззве» на улице Туманяна, напротив оперного театра.

02. Удостовериться, что в самом Ереване смотреть, в сущности, не на что, если не считать двурогого силуэта священной горы на заднем плане и умилительной советской рекламы. Старых домов почти не осталось (на улице Абовяна показывают невероятную редкость — здание XIX века). Большая часть центра — сталинской эпохи с вкраплениями почти лужковских новостроек; окраины — времен «Иронии судьбы», только с поправкой на вулканический туф, розовый и серый. Прогуляться вокруг площади Республики, где бьют фонтаны и кругами ездят свадебные кортежи, смириться с судьбой и выпить еще кофе.

03. Сесть в машину и отправиться из города восвояси. Например, в сторону горной деревушки Гарни. Там, на вершине скалы, громоздится вещь не совсем вроде бы уместная: античный храм с колоннадой. Серый, каменный и абсолютно целый — таких ни в каком Риме не увидишь. Если забраться наверх и приглядеться, становится ясно, что реставрированный, но в конце концов это не так уж важно: размах Римской империи до конца осознаешь только тут, в закавказской деревне, стоя между торговками с вареньем и продавцами тутового самогона — арцаха.

04. Кстати, о варенье. Торгуют им чаще всего на дороге — вдоль шоссе вообще встречается много всего полезного. Дыни, например (аккуратные желтые пирамидки на фоне зелено-голубых полей). Или фиги. Или вот банки с законсервированными абрикосами, грушами и грецкими орехами. Сопротивление бесполезно — не выдержать, остановить машину и схватить две, совершенно забыв про самолет, куда надо будет тащить тяжеленное приобретение в ручной клади.

05. Заехать из Гарни в Гегард. Это монастырь XIII века — действующий, с двухъярусными церквями и толпами свадебных гостей. У подножия монастыря музыканты дудят в какие-то национальные дудки и перебирают струны, а неподалеку есть площадка, где до сих пор приносят в жертву баранов.

06. Отправиться в монастырь Хор-Вирап — смотреть на Арарат. Монастырь почти на границе — телефон ловит Turkcell. В этом монастыре (бездействующем) у подножия не играет ничего, кроме оглушительной попсы по радио, зато всем норовят всучить голубей: полагается выпустить птицу в сторону горы и загадать желание. Птица, ясное дело, полетит обратно к хозяину, судьба желания останется неясной, но Арарат все равно можно будет рассмотреть во всех подробностях — вместе с пограничными будками и пасущимися на нейтральной полосе стадами.

07. Почувствовать, как священный трепет переходит в голод, и отправиться наконец ужинать. Объесться баклажанными закусками, зеленью, толмой, шашлыками и кюфтой, попробовать местного вина, перейти на коньяк, а закончить арцахом. Армяне приписывают этой огненной жидкости волшебные свойства (в частности, она должна излечивать от простуд и бронхитов). С другой стороны, излечивать должен домашний арцах, в котором градусов 70, а в ресторане наливают сувенирный — сорокаградусный.

08. На следующий день прямо с утра двинуть на озеро Севан. Туда, по-хорошему, надо на много дней, чтобы как следует все облазить. Но если времени в обрез, достаточно успеть к обеду. На полуострове Севанаванк (который еще при Мандельштаме был островом, просто озеро с тех пор сильно обмелело) гнездится туча ресторанов. Все они мучительно напоминают «Пекин», «Арагви» и ЦДЛ легендарных времен: у официантов те же мины, от скатертей тот же крахмальный запах. Заказывать надо рыбу — золотую форель и специального севанского сига, который нигде больше не водится.

09. Для очистки совести пробежаться по двум музеям. Номер первый — Матенадаран, где экскурсовод с лиловыми волосами расскажет о Великой Армении и древней армянской цивилизации (на случай, если раньше вы этой истории не слышали). Помимо рукописей в стеклянных витринах тут есть сувенирный киоск со специями и лечебными травками в расшитых мешочках, а также на редкость симпатичные украшения. Номер второй — Музей Параджанова, где тоже отличные сувениры и бесчисленные параджановские коллажи.

10. Перед самым отъездом забежать на Центральный рынок и накупить всякой всячины: засахаренных фруктов, ореховых сладостей, свежих фиг и персиков (на вулканической араратской земле они получаются невероятно вкусные), а главное — того самого 70-градусного арцаха в бутылке из-под водки. Лучше только как следует поесть перед этим: ни один уважающий себя самогонщик не продаст вам бутылку, пока вы не разопьете с ним по рюмочке.

Гонконг. Китайская жемчужина из британской короны

>2007-08-23

Свою последнюю колонию в Юго-восточной
Азии Великобритания потеряла целых десять лет назад,
но Гонконг до сих пор остается
немного британским

  
Красота ночного Гонконга — в значительной степени эффект богатой и очень красочной иллюминации.

Я оказалась в Гонконге — как ни прозаично это звучит — по работе. В течение месяца мне и нескольким моим коллегам предстояло трудиться в фирме китайских партнеров и на собственном опыте узнать, как у них устроен производственный процесс, а также что собой представляет офисная жизнь в месте, давно заслужившем звание деловой столицы азиатского мира.

Но кроме служебных дел нам хотелось, воспользовавшись предполагаемым досугом, осмотреть знаменитые на весь мир достопримечательности Гонконга — его парки, монастырь Пулин, пик Виктории… 

Опиумные войны рыболовов

Официальное название этого места сейчас — Специальный административный район Гонконг, хотя само слово «Гонконг» из кантонского, южного диалекта, не имеющего официального статуса. Нынешние китайские власти больше любят пекинский диалект, а соответственно предпочитают, чтобы это место называли Сянган. Для того чтобы понять его особую роль в географии и истории страны, достаточно просто посмотреть на карту. Несколько рек и в их числе полноводная Бэйцзян впадают в Южно-Китайское море, образуя длинную и широкую бухту Чжуцзянкоу. Бухта оканчивается двумя далеко вдающимися в море полуостровами, западный называется Макао, а восточный — Коулун. Теперь Коулун на пекинский манер называют Цзюлун, и с него начинается новая автономная территория в составе Китая. Дальше она распространяется на остров Гонконг и ещё множество мелких островков. Привлекательность этих мест для мореплавателей прошлого более чем очевидна: именно здесь заканчивалось их многомесячное путешествие из Европы. 

До относительно недавнего времени Макао принадлежал португальцам, а Гонконг — Великобритании. Однако первооткрывателями и этих земель для европейцев тоже были португальцы, приплывшие сюда в начале XVI века — в эпоху Великих географических открытий. Местные жители тогда и не помышляли о трансокеанской торговле и бурной контрабанде — перед глазами мореплавателей предстали негостеприимные, малонаселенные острова, с разбросанными здесь и там рыбацкими деревушками. 

Европейцы быстро оценили достоинства этого места. Выгодная торговля китайскими товарами начиналась именно здесь. Менялись только флаги, реявшие над судами, входящими в гавань Гонконга — к началу XVIII века португальских купцов и судовладельцев стали теснить британские торговые суда и компании. 

  
Оздоровительной гимнастикой тайцзицюань китайцы традиционно занимаются на улице каждое утро. Им не мешает даже расположившаяся поблизости шумная стройка — они плавно раскрывают свои веера, внимая циркуляции «внутренней энергии».

К концу XIX века китайские власти стали испытывать раздражение из-за бесцеремонности хозяйничавших тут европейцев, и в 1840 году вспыхнула первая англо-китайская война (её называют опиумной войной: формальным поводом для развязывания военных действий послужил приказ правительственного комиссара Линь Цзесюй уничтожить запасы опиума, принадлежащего британцам), завершившаяся в 1842 году подписанием мирного договора, по которому Гонконг перешел в «вечное владение» Великобритании, то есть фактически стал её колонией. Вторая опиумная война (англо-франко-китайская война 1856–1860 годов) лишь расширила английские владения. На границе между между китайской и британской территориями появилось довольно странное образование — нечто вроде крепости, получившей название Коулун (Kowloon Walled City). К концу 1980-х годов здесь жило более 50000 человек на участке земли в сто метров на двести. Их не желали признавать своими гражданами ни китайские, ни британские власти.

Китайская Народная Республика не раз предъявляла требования «вернуть» ей Гонконг. И по мере смягчения крайностей коммунистического режима и перехода жизни к более размеренному течению Великобритания стала уступать в споре. В 1997 году она наконец передала КНР свою колонию, предоставив населению возможность получить британское подданство и переселиться, куда им хочется (чем многие и воспользовались). Но на ближайшие пятьдесят лет Гонконг сохраняет некоторые привилегии: свою юридическую и денежную системы, собственные законы, возможность входить в международные организации. Пока остаются и другие следы европейского владычества: рыночная экономика, большое количество говорящих по-английски людей, относительно высокий процент христиан. 

Мы говорим «Гонконг» подразумеваем «небоскребы»

Хрупкие или массивные, округлые или с четко выраженными гранями — небоскребы Гонконга с одинаковым упорством тянутся ввысь, к облакам. Это благодаря им Гонконг характеризуют, как «съемочную площадку для фантастических фильмов», награждают эпитетом «лучший индустриальный пейзаж мира», называют «городом будущего». Но попробуйте взглянуть на гигантов днем — лишенные очарования, придаваемого им иллюминацией, небоскребы наводят тоску своими правильными углами и бесконечной чередой одинаковых окон. Кроме того, в Гонконге, также как и в любом другом городе мира, по соседству с новыми «с иголочки» зданиями встречаются строения, явно нуждающиеся в ремонте, а то и в сносе. Они гораздо ниже небоскребов и напоминают замшелые пни среди стройных кипарисов. Обшарпанные углы, завешанные сохнущим бельем балконы, дети, катающиеся на велосипедах прямо на крыше… 

Но наступает вечер и картина меняется. Неприглядные строения тонут в сумраке, а небоскребы надевают «сверкающие одежды». Особенно завораживающим зрелищем является музыкальное лазерное шоу, которое называется «Симфония огней» и «исполняется» на стенах и крышах нескольких десятков небоскребов в деловом центре города. Подчиняясь музыкальным синкопам, трелям и аккордам крыши небоскребов выбрасывают в воздух пучки разноцветных лазерных лучей. Мы смотрели светомузыкальное шоу множество раз и установили, что наблюдать его лучше всего с Аллеи звезд (Avenue of Stars) на Коулуне, которая заслуживает отдельного абзаца.

  
Памятник Брюсу Ли был открыт в 2005 году в честь шестидесятилетия актера. С тех пор и по сей день статуя —одна из самых любимых туристами достопримечательностей города. Культовый актер, популяризировавший боевые искусства, воплощен в бронзе в его знаменитой боевой стойке.  

Она тянется вдоль всей набережной пролива Виктория и знаменита тем, что все «звезды» гонконгского кино оставляют на ней отпечатки своих ладоней. Здесь же установлен памятник легенде азиатского киноискусства мастеру кун-фу Брюсу Ли. На фоне его статуи любят фотографироваться туристы — но это днем. А ночью кинозвезда остается в компании с бронзовым оператором, держащим в руках камеру, с бронзовым режиссером, прижавшим к груди громкоговоритель, ну и с вездесущими небоскребами, смотрящимися в темные воды пролива. 

Человеческое море

Гонконг — город с очень высокой плотностью населения. Она здесь чуть ли не самая высокая в мире, 6251 чел./кв.км. Больше только в Сингапуре — 6411 чел./кв.км. И у нас была возможность убедиться в том, что это не преувеличение: толпы людей, безбрежным потоком стекающие в часы пик к станциям метро, поражают воображение. Даже торопясь на работу по утрам, мы всегда старались пережидать, пока «схлынут волны» человеческого моря. 

Внутри гонконгского метро спрятан целый город — кажется, совсем не зависящий и уже точно не похожий на тот город, что снаружи. Тут свои кафе, магазины, скоростные поезда и… стерильная чистота. Только люди здесь те же. Они так же помнят о своем немыслимом количестве и сохраняют порядок в движении, думая об окружающих. Увидев людей в ватно-марлевых повязках, не надо опасаться начала эпидемии птичьего гриппа — эти гонконгцы всего лишь позаботились о том, чтобы не заразить окружающих. Простудившись или подхватив насморк, жители мегаполиса стараются держать свои микробы «при себе». 

  
Огромный бронзовый Будда, восседающий на лотосе (о. Лантау). Статуя полая, а внутри нее находится колокол, который звонит сто восемь раз в день. Рядом смотровая площадка, откуда открывается красивый вид на остров и море. Фото: Снежана Лукьянова И таких мы видели немало. Была ещё весна, и по гонконгским меркам погода держалась довольно холодная: температура не поднимала выше +15 °С. За месяц пребывания там мы ни разу не видели на небе солнца — его закрывали тучи. Но если дождь считался для апреля делом обычным, то неожиданно установившаяся холодная погода — аномалией. Облачившиеся в пальто, кожаные перчатки, вязанные шарфы и шапки, гонконгцы настроились стойко переносили «стужу», с удивлением поглядывая на нас, щеголявших в жакетах и пиджаках. Впрочем, ничего более теплого в наших чемоданах и не было — ещё дома нам советовали готовиться к знаменитой гонконгской жаре и категорически не рекомендовали брать с собой теплые вещи. 

Лучше всего смотреть на город с пика Виктория (Victoria Peak). Это самая высокая точка острова, и отсюда со смотровой площадки открывается чудесный вид на острова, водную гладь моря, порт, вершины виднеющихся вдали гор и огни небоскребов. К сожалению, в пасмурные дни — а других нам увидеть не удалось — роскошную панораму портит плотная молочная завеса облаков. Но нас порадовал и их вид. К тому же, фотографии в путеводителе помогли нам представить, как это все должно выглядеть в хорошую погоду, а потом мы развлеклись в окрестных магазинах. 

Тихий час для офисного планктона

Пригласившая нас фирма пользуется репутацией одной из самых крупных и успешных в своей области не только в Гонконге, но и во всей Азии. Гонконгцы почитают за большую честь работать на нее, и честь эта выпадает далеко не каждому. Мы ожидали, что наши китайские коллеги окажутся настоящими профессионалами, но все же их компетентность, ответственность и даже дотошность, объем деловых вопросов и скорость, с которой те разрешались, производили впечатление. При этом никто из служащих не засиживался на работе до полуночи и не приходил с рассветом. Атмосфера, царящая в офисе, была скорее сосредоточенной и дружественной, чем нервной и агрессивной. 

Сам же офис неожиданно походил на… магазин детских игрушек. Практически на каждом рабочем столе, задумчиво прислонившись щекой к жидкокристаллическому монитору, стояли плюшевые мишки коала, дельфины или слоны, а клавиатуру полумесяцем огибали стройные ряды миниатюрных покемонов и прочих подобных им существ. Предназначение мягких игрушек вскоре прояснилось — они служили подушкой для послеобеденного отдыха. Оказалось, что час, отведенный на ланч, сотрудники фирмы делят на две части: 30 минут на поглощение пищи и столько же на сон на рабочем столе с плюшевым животным или вытащенной из ящика стола подушечкой под головой. Кое-кто из нашей группы быстро перенял традицию послеобеденного сна и уверял, что это идет на пользу производительности труда. Задача покемонов была, видимо, сходна с той, которую наши соотечественники возлагают на горшок с любимой фиалкой, принесенной из дома и водруженной на офисный подоконник, так, чтобы все время останавливаться на ней взглядом: напоминает о доме и радует глаз. 

Но и сам ланч оказался связанным для нас — людей, почитавших себя поклонниками китайской кухни, — с неожиданной проблемой. С неспешным сидением в ресторанах нам приходилось ждать вечеров, а для кратких дневных перерывов искать места попроще. Поначалу мы попробовали было питаться… возле больших чанов, установленных прямо на улице. Проворные повара жарили в них всякую снедь (точнее определить содержимое чанов трудно, но можно сказать, что там было что-то из области морепродуктов), ловко нанизывали её на палочки и совали в руки покупателям в обмен на протянутые деньги. Но после первого такого «уличного обеда» пришлось признать, что это нечто совсем не похожее на то, что мы называем «китайской кухней». Манипуляции с раскаленной и очень жирной едой на горячей же палочке в отсутствии салфеток требовали ловкости, которой мы не обладали, к тому же ее гастрономические качества отнюдь не компенсировали перенесенных мук. 

  
На рабочих столах гонконгцев, как и в их сердцах, бережно хранится память о давно (или недавно) окончившемся детстве.

Тогда мы обратили внимание на кафе, на витринах которых висели, скорбно поникнув щупальцами, свежевыловленные кальмары. Против ожидания основным блюдом в таких кафе были не морепродукты, а бульон, в котором плавали пельмени и длинная лапша. Пахло вкусно, но есть было неудобно — подцепленные палочками пельмени валились обратно в тарелку, окатывая европейского едока фонтаном жирных брызг, лапша же и вовсе не желала «ловиться на палочку». Словом, и на этот раз нас подвело отсутствие должной ловкости. 

Зато о ресторанах Гонконга у нас сохранились самые приятные воспоминания: красиво сервировано, изысканно подано, великолепно приготовлено. Основные блюда это, конечно, рис и морепродукты. На столах, рядом с палочками, лежат европейские столовые приборы — ножи, вилки и ложки. Кстати, в ресторанах ими пользуются не только западные туристы, но и китайцы. 

К концу месяца наши русские души уже в полной мере стосковались по свободному пространству, щедрой рукой отданного под газоны, клумбы или попросту «подаренного» вездесущим сорнякам одуванчикам. Увы, земли в Гонконге мало, и соответственно мало травы — что поделать, землю на островах приходится экономить. И даже в самых разнообразных и очень красивых гонконгских парках нас не покидало ощущение строго очерченных границ, в которых позволялось произрастать травке, некой камерности, компактности паркового пространства, зажатого со всех сторон небоскребами. Может быть из-за этого покидать гостеприимный остров было почти так же приятно, как и побывать на нем.

Светлана Смирнова, 23.08.2007
Фото: Снежана Лукьянова
«Вокруг Света»

Путешествие по городам мира от National Geographic

>2010-09-25

Городскую жизнь на фото можно передать разными способами. Можно подняться над городом и сделать панорамный снимок, можно спуститься вниз, в самую толпу и показать город с этой точки зрения, а можно зайти в бар и сделать несколько фотографий посетителей — и это тоже будет фото городской жизни. Давайте посмотрим, как видят города мира фотографы National Geographic.


Ночной рынок Миаку, Тайвань. Photograph by Neil Wade


Флоренция, Италия. Photograph by Mike Pistone


Лапша, Таиланд. Photograph by Dean McCartney


Мост Золотые ворота, Сан Франциско. Photograph by James Sugar, National Geographic


Гонг Конг, Китай. Photograph by Ghani Khan


Скрипачи в ирландской таверне. Photograph by Jim Richardson, National Geographic


Мечеть Истиклал, Джакарта, Индонезия. Photograph by Tony Hartawan


Паб в Ирландии. Photograph by Medford Taylor, National Geographic


Тадж Махал, Индия. Photograph by Steve McCurry, National Geographic


Китай. Photograph by Justin Guariglia, National Geographic


Туманная улица Чикаго. Photograph by Steve Damascus


Трамвай в Сан Франциско. Photograph by Catherine Karnow, National Geographic

Мифы Марианских островов

>2009-11-30

Миф I . Марианские острова — белое пятно на карте мира

«Белое пятно» находится в 3 часах лета от Токио или Манилы, в 4 часах лета от Сеула. Марианские острова находятся в Микронезии и условно разделяют Тихий океан и Филиппинское море. То есть семнадцать островов Марианского архипелага с одной стороны омывают воды океана, с другой — моря.

Миф II . Марианские острова названы в честь Марианской впадины

С точностью до наоборот. Впадина названа Марианской, т.к. расположена относительно близко к Марианским островам. От Гуама — крупнейшего и южнейшего острова Марианской гряды — до впадины всего 300 км.

Острова открыл в ходе своего кругосветного путешествия Магеллан. Это произошло в 1521 году. Фернан назвал острова Воровскими, т.к. местным жителям приглянулись вещи на корабле настолько сильно, которые они не поленились их выкрасть.

А вот уже в 1568 острова были переименованы в честь испанской королевы Марии Анны Австрийской (супруги короля Филиппа IV).

Миф III . На Марианских островах живут первобытные племена

Марианские племена с матриархальным укладом жизни описывали в своих хрониках миссионеры-иезуиты, которые образовали свое первое поселение в 1568 году. В 1565 году остров Гуам стал колонией Испании. В ходе многочисленный войн и перепетий в историю Гуама вплетались японские, испанские и американские нити.

Сегодня — Гуам — это важнейший авиаузел в Микронезии, остров двух военных американских баз и чрезвычайно популярный курорт, который ежегодно посещают более 1 млн туристов. Обслуживанием вышеназванных институтов занимается коренное население, среди которых и адвокаты, и менеджеры в отелях, и врачи. Кстати, факультет Морской Биологии в Гуамском Университете готовит одних из лучших специалистов в этой области знаний.

Миф IV . На Марианских островах много опасных животных

К опасным божьим тварям можно отнести древесную змею. Опасна она для птиц — поскольку питается яйцами, которые находит в гнездах. Змеи живут в джунглях, боятся всяких шумов и первыми никогда не нападают. В туристических местах, где галдеж и восторженные возгласы, змеи не водятся.

Миф V . Марианские острова подвержены частым тайфунам

В тропиках существуют два сезона — сезон дождей и сезон ветров. Первый длится 4 месяца — с июня по сентябрь. В это время возможны тайфуны. Но последний сильный тайфун прошел над Гуамом в 2000 году. Кстати, за всю историю метеорогических наблюдений на Гуаме не погиб ни один человек во время тайфуна.

В последние годы в связи с глобальным потеплением воздушные массы собираются в тропический шторм не только на экваторе, но и в самих тропиках.

Допустим, в сентябрь 2009 года вблизи Марианских островов образовавывались, «закручивались» в тайфуны несколько тропических штормов: один ушел на Самоа, второй — на Японию. Тропический шторм, кстати, представляет собой ливень с порывами ветра. Отлично справляется с мойкой машин и стекол, надо заметить.

Остальные 8 месяцев в году на Гуаме — сезон ветров. Прекрасного морского бриза, ветра, который гонит по небу белые облака. Конечно, время от времени и в сезон ветров идут дожди, но они кратковременны. А чаще всего дожь идет всего лишь из одной тучи: кругом облака, синее небо, солнце — и радуга под одной небольшой тучей!

О мифах и легендах, вымыслах и домыслах, истории и современности тропического Гуама на своих обзорных экскурсиях рассказывают сотрудники единственного туристического наземного оператора на Марианах — Belka Tours Guam . На Гуаме русских гостей во время обзорной экскурсии катают на катере по тропической реке, а на ланч отвозят к пиратам. В гости.

Belka Tours Guam

Tel: 1-671-929-0766
ICQ 370127088
www.belkaguam.com

Дни и ночи в Мадриде

>2009-09-07

Если у Мадридского двора и есть своя тайна, то это, несомненно, сам Мадрид. Главная задача путешественника в этом городе — как следует потеряться. Что для этого надо?

Обойти все музеи


Сейчас это стало модным — раз в году, в начале осени, устраивать «белые ночи»: музеи в европейских столицах работают сутки напролет, причем совершенно бесплатно. «Белая ночь» в Мадриде называется La noche en blanco, что в дословном переводе означает «всю ночь не сомкнуть глаз». И спать в эту ночь, действительно, лучше не ложиться. Наоборот, надо ходить по запруженной толпой Gran Via — мимо фонтанов и похожего на замок центрального почтамта, мимо гитаристов, барабанщиков и трубачей. Отстоять гигантскую очередь, зайти в Прадо и убедиться, что ночью там все совсем не так, как в свете дня.


Королевский парк


Королевский дворец в Мадриде еще используют по назначению, но вход туристам сюда тоже не заказан. Впрочем, гулять около дворца как-то не принято, заезжий зевака попадает сюда только раз, и слишком многое зависит от того, с кем и по какому поводу вы оказались внутри пейзажа. Можно, к примеру, спуститься к дворцу со стороны старой площади Рамалес, где искусствоведы долгие годы искали могилу Веласкеса, но так и не нашли. Можно — через мост, от Пуэрта де Морос, из самых старых и злачных кварталов города. За дворцом — луга, заброшенный парк Кампо-дель-Моро, куда хорошо приходить с книжкой, читать и кормить павлина, и Масанарес — «не река, а ученица реки», как говорят мадридцы, по-деревенски мелководная и вечно пересыхающая.


Фламенко без прикрас


Фламенко бывает без брутальных гитаристов и платьев в горох. Иногда фламенко бывает даже без музыки вовсе. Настоящее фламенко танцуют немолодые женщины под пение некрасивых мужчин в какой-нибудь старой таверне с низким потолком и деревянными скамьями. Чтобы увидеть такое фламенко, надо идти в заведение под названием Corral de la Moreria, расположенное на одноименной улице. Фламенко попроще танцуют по ночам на площадях и улицах старого города, а уж во время La noche en blanco  и подавно.


Блошиный рынок Rastro


По воскресеньям в латинском квартале Мадрида работает блошиный рынок. Латинский квартал — это самая старая часть города. Соответственно, то, что лежит на прилавках, тоже имеет сложную жизненную историю. Здесь есть: серебряные ложки, керамические крынки для масла, полосатые шали по два евро за штуку, растаманские шапки, фашистские книги, майоличные плитки, значки, открытки, браслеты с ангелами и абажуры с кистями. Говорят, в конце 80-х за 30 евро на блошином рынке Rastro можно было купить свернутые в трубочку эскизы Гойи. Рынок работает до обеда, после чего можно смело отправляться пить вино в Las Cuevas de Luis Candelas: в прежние времена это заведение имело дурную славу и два запасных выхода, сегодня его репутация улучшилась, но запасные выходы все равно сохранились.


Путешествовать по окрестностям


Окрестности Мадрида не менее прекрасны, чем сам Мадрид. Толедо — древняя столица Испании, известная своим красивейшим кафедральным собором, арабской крепостью и домом Эль Греко. Дворец-монастырь Эскориал — его испанцы считают восьмым чудом света. Весьма лаконичный снаружи, зато внутри хранящий настоящие сокровища: богатейшее собрание полотен Тициана, работы Веронезе, Тинторетто, Босха и Веласкеса и коллекция гобеленов, вытканных по эскизам Гойи и Рубенса. Крепость Сеговия — с выложенными черной черепицей башнями, римским акведуком постройки первого века нашей эры и королевским дворцом. Наконец, Аранхуэс — еще один королевский дворец с парком и заросший лавандой миниатюрный городок, где готовят лучшее в мире варенье из земляники.


Виза и деньги


Испания входит в зону Шенгенского соглашения. Виза — Шенгенская. Валюта — евро.


Музеи:


Прадо. Один из лучших музеев Европы. Для широкой публики был открыт в 1819 году, в основе коллекции — картины, собранные испанскими королями в течение трех столетий.


Музей Тиссен-Борнемиса. Этот музей великолепно дополняет Прадо, так как здесь есть образцы творений других эпох: ранней итальянской живописи, голландской живописи XVII века, немецкого экспрессионизма, геометрической абстракции и поп-арта.


Музей современного искусства Королевы Софии. Работы Хуана Гриса, Миро, Дали и, конечно, одна из художественных достопримечательностей Мадрида — «Герника» Пикассо.

Вдоль по Пятой Авеню

>2010-07-05

Раз в году по мостам и улицам Нью-Йорка движутся не автомобили, а людские толпы.